Материалы

Андрей Расковалов, тренер, Екатеринбург

Андрей Расковалов, тренер собак

Меня зовут Андрей Расковалов. Я живу и работаю в Екатеринбурге. Занимаюсь дрессировкой собак. Работать тренером по дрессировке собак я начал с 1999 года.

Тогда, окончив филологический факультет Уральского Государственного Университета и оставшись на кафедре современной литературы в качестве молодого преподавателя, я параллельно поступил «подмастерьем» в существовавший тогда в Екатеринбурге Центр спортивной дрессировки к А.Н. Лисовцу. Основной причиной, объединившей в моей судьбе Университет и дрессировочную площадку, стал мой интерес к тайнам и закономерностям поведения человека и… собаки.

К 2006 году центр дрессировки под руководством А.Н. Лисовца превратился в мощную кинологическую организацию «Собачья Академия» с целой командой тренеров, работающих на двух оборудованных дрессировочных площадках, за год обучающих более 500 собак, успешно готовящих проводников и их собак к выступлениям на испытаниях и соревнованиях РКФ самых разных уровней и направлений. Действительно большой объем тренерской работы поставил меня, уже лицензированного инструктора, фигуранта и национального судью РКФ по рабочим качествам, перед выбором — преподавание в Университете или дрессировка собак. Я выбрал стезю профессионального дрессировщика.

Однако в 2008 году я оставил «Собачью Академию», а вместе с ней и сферу спортивной дрессировки. А вместе с ними и те методы, которыми научился, как мне казалось эффективно, пользоваться почти уже 10 лет. У меня родился сын. Я осознал, что не могу больше дергать собак за удавки и строгие ошейники, щипать и подстегивать плетками, пользоваться электрическими ошейниками, ограничивать собак в еде, движении и общении ради высоких результатов. Я «остановился», «огляделся» и постепенно перестал заниматься защитной работой с собаками, убедившись, что проблем владельцы таких собак имеют больше, чем преимуществ. Перестал судить соревнования и испытания, осмыслив оборотную сторону духа соперничества среди владельцев и увидев, как превращаются собаки в средство удовлетворения человеческих амбиций.

Поиск альтернативных путей привел меня к кликер-дрессировке. Третий год я работаю в этом направлении. Когда я начинал (да и сейчас совсем нередко) «именитые дрессировщики» Екатеринбурга, в лучшем случае, посмеивались надо мной, пожимали плечами и крутили пальцем у виска. Сегодня я добился вполне определенных результатов. Однако результатом сегодня для меня является не факт выполнения норматива, а характер и уровень взаимоотношений человека и собаки, построенных на свободе выбора и равноправном взаимодействии.

В качестве моей индивидуальной разработки могу предложить, прошедший неоднократную проверку, курс из 12 занятий, которые я назвал Психологические тренинги для владельцев собак. Курс представляет собой последовательно усложняющуюся программу кликер-игр среди владельцев (без собак) — начиная с темы «знакомство с кликером» и заканчивая темой «поведенческие реакции как способ взаимодействия» (здесь принцип остается, а кликер уже не используется). Данный курс позволяет глубоко проникнуть в закономерности взаимообусловленного поведения, научиться брать ответственность за сложившуюся ситуацию на себя, терпеливо ждать и точно реагировать, добиваться своего и вознаграждать сторицей, бережно относиться к уникальности другого и видеть в нем свое отражение. Думаю, что собака, как душевный камертон — необыкновенный шанс для человека настроить свой внутренний мир на волны радости и гармонии. Мы, люди, часто для этой роли слишком лукавы.

Буду рад любому сотрудничеству!

С уважением, Андрей Расковалов, Екатеринбург.
Телефон: 8-912-28-29-610,
Почта: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

http://otclickdog.ru/

Интервью с Андреем Расковаловым

Как же Вы сегодня осознаете, что то, что Вы делали, было плохо?

Путем сравнения. Сравнения своего нынешнего состояния (физического, эмоционального, душевного, способности ясно мыслить) и своего прежнего состояния три года назад. Получив сегодня возможность посмотреть на себя вчерашнего со стороны, я бы мог, пользуясь случаем, обозначить основные моменты, которые, как мне кажется, неизбежно приводят к ухудшению общего внутреннего состояния и самочувствия дрессировщика, который выбирает путь «традиционной дрессировки». Под «традиционной дрессировкой» здесь понимается, пока наиболее распространенная в России, методика «кнута и пряника», связанная с механическим принуждением собаки к выполнению команд проводника.

Андрей Расковалов, тренер собак

Первое, с чего нужно начать, это присущий «традиционной дрессировке» принцип изначального и неизменного превосходства дрессировщика перед своей собакой. При этом уровень такого превосходства зачастую принимается за основной положительный критерий успешного обучения собаки. Участие в разного рода показательных выступлениях, как правило, связано именно с демонстрацией степени подчиненности собаки своему хозяину, где высшая степень определяется как «беспрекословно». Дрессировщик утверждается как более умный, более ответственный, более осознанный и, что немаловажно, более сильный. Под силой здесь подразумевается способность заставить собаку выполнять необходимые дрессировщику действия. «Умной» же признается та собака, которая быстро, правильно и безоговорочно исполняет требования хозяина, при этом ее собственные желания часто воспринимаются как основные помехи, подлежащие подавлению.

В результате такого подхода, между человеком и собакой устанавливается некая волевая «односторонняя связь». Желание собаки (сегодня я бы сказал — ее мнение) принимается в расчет лишь в той мере, в которой оно совпадает с целью дрессировщика. Это приводит к существенной (и чем дальше — тем больше) потере чувствительности дрессировщика к реальным нуждам своей собаки. Взамен человек, на правах хозяина, навязывает собаке свои представления о том, что ей «действительно необходимо».

Откуда же берутся эти представления? От других людей. Раз мнение нашей собаки для нас не авторитетно, оно не может являться ориентиром правильности наших с ней отношений — этим ориентиром становится мнение посторонних, более компетентных, как они себя преподносят, людей. Начиная с наших родственников, соседей и друзей, никогда не державших собак, многочисленных собаководов, встречающихся нам во дворе и на улице, профессиональных и просто бывалых дрессировщиков, беспрестанно дающих наставления, заканчивая именитыми заводчиками, тренерами, судьями и экспертами с их нормами и требованиями — мнение любого из них по поводу наших отношений со своей собакой приобретает больший вес и значимость, чем ее собственные склонности, потребности и желания.

Когда мнение других становится определяющим, а желание в этом мнении выглядеть безупречно — первостепенным, тогда мы попадаем во власть других людей и своих амбиций, а наша собака становится средством для достижения целей, навязываемых нам извне. При этом не раз приходится «переступать через себя» во имя «высоких достижений»: постепенно мы учимся пренебрегать чувством жалости, чуткости, сострадания; мы учимся делать собаке больно, лишать ее пищи, свободы движения, возможности общаться с себе подобными — нам говорят, что это необходимо, и мы послушно этому верим. Мы теряем внутреннюю связь со своей собакой, получая взамен наставления, поощрения и знаки почета в виде дипломов, медалей, кубков и призовых мест на всевозможных конкурсах и состязаниях.

Что происходит в таком случае с собакой? Нетрудно предположить. Нереализованные внутренние потребности, встречая внешнее сопротивление со стороны хозяина, провоцируют конфликтные ситуации. Последующее подавление таких актов неповиновения обостряет ситуацию и приводит к внутреннему конфликту и возникновению неврозов у собаки. Часто требования проводника при «механической дрессировке» либо недостаточно мотивированы, либо недостаточно объяснены собаке, либо чрезмерно завышены — иначе не возникала бы необходимость в принуждении. Попытки собаки быть безупречной воспринимаются проводником как должное («куда ей деваться — понимает, что все равно заставим!»), попытки вести себя иначе — расцениваются как сопротивление и вызывают раздражение, а то и настоящую ярость («она сама вынуждает нас идти на крайние меры!»).

Ситуация усугубляется еще и тем, что требования дрессировщика к собаке время от времени, иногда принципиально, меняются. Это происходит, когда владелец собаки меняет тренера или норматив дрессировки (это происходит нередко), или когда меняется сам норматив (это происходит периодически) или когда тренер изменяет свою манеру обучения (это происходит с каждым развивающимся и совершенствующимся тренером). Упомянутому же владельцу собаки, привыкшему слепо следовать наставлениям нормативов и тренеров, ничего не остается другого, как опять же «механически» менять одни принципы на другие, чем еще больше запутывать и ухудшать свои отношения со своей собакой. Собака нередко получает при этом серьезные психологические травмы и физические недуги, однако внимание дрессировщика все еще направлено совсем на другое — на конкретные результаты испытаний, соревнований, выставок и т.д.

Неудивительно, что ситуация такого напряжения и повышенной конфликтности сказывается и на самочувствии самого дрессировщика. Сначала смутно, потом все отчетливее, он начинает ощущать и осознавать, что он также несвободен, как и его собака. Что его истинное желание приобрести в собаке настоящего друга подавляется в угоду посторонним людям и мнениям. Что радости от общения с собакой становится все меньше, а результаты состязаний весьма (скажем мягко, чтоб никого не обидеть) субъективны. И, наконец, ему уже становится невмоготу применять насилие к собаке, которую он взял для того, чтобы любить. Мне на это осознание понадобилось около десяти лет! Три года назад я чувствовал хроническую усталость и болезненное напряжение, апатию и раздражительность, невозможность остановиться в «работе на износ» и тягостное ощущение бесцельности своих усилий, гордость за заработанный авторитет среди людей и стыд перед собаками, которых приходится бесконечно наказывать за неповиновение. Меня остановили семья (у меня родился сын) и здоровье (боль в суставах рук и ног все больше и больше мешала работать с плеткой, рукавом, строгим ошейником, удавкой и т.д.)

Все, что нужно было тогда сделать, чтобы гармонизировать ситуацию — это изменить формулу «собака для дрессировки» на формулу «дрессировка для собаки». Три года назад я сделал решительный шаг в этом направлении и очень благодарен судьбе за предоставленную мне тогда возможность сделать это.

Андрей, пожалуйста, расскажите о ваших курсах

Курс «Психологические тренинги для владельцев собак» представляет собой программу последовательно усложняющихся ролевых кликер-игр. Здесь участники, поочередно находясь то в роли собаки, то в роли дрессировщика, погружаются в ситуацию обучения при помощи положительного подкрепления и получают возможность как бы рассмотреть эту ситуацию «изнутри» и «прочувствовать на себе» всевозможные психологические нюансы, связанные с установлением эффективного бесконфликтного общения и взаимодействия.

Курс состоит из шести больших тем — по два занятия на каждую = 12 занятий. Названия тем очень общие не случайно. Дело в том, что сама формулировка темы является подсказкой для формирования поведения «собак» во время тренинга. Начиная игру, каждый «дрессировщик» получает задание по формированию поведения «своей собаки», при этом «собака», в идеале, не должна знать, какое задание получил «ее дрессировщик»!

Программа

  1. Знакомство с кликером / Действия с предметами (мы узнаем, что чувствует собака, когда Вы только начинаете объяснять ей свои принципы обучения и как «заложить базу» с наименьшим количеством ошибок)
  2. Действия субъекта (мы узнаем, что не бывает безвыходных ситуаций, ненужных действий и хорошей работы задаром)
  3. Сложные задания, поэтапное обучение (мы поймем, почему тренировка должна длиться 3-5 минут, а для того, чтобы закрепить результат, нужно не повторить еще раз, а (!) прекратить упражнение)
  4. Команды (мы увидим, как ничего не значащий ранее звук (и не только звук) превращается в надежно, быстро и радостно выполняемую команду)
  5. Репертуарное поведение (мы узнаем, как выучить программу упражнений и подготовить собаку к серьезному выступлению)
  6. Поведенческие реакции как способ взаимодействия (ну а напоследок — работаем без кликера — учимся владеть своими обычными реакциями, но — осознано и виртуозно).