Материалы

Гиперактивная собака: что стоит за этой проблемой и как ее решать. Интервью для портала Зооатлас.

Гиперактивная собака

Недавно в издательстве «Догфренд Паблишерс» вышла книга Марии Хензе «Гиперактивная собака. Практическое руководство для владельцев, тренеров и зоопсихологов». Тема нынче очень популярная и важная. ЗооАтлас прочитал книгу и задал вопросы Ольге Кажарской, издателю и зоопсихологу. Беседа о гиперактивности, ее причинах, способах решения проблем и профилактике получилась содержательной и продолжительной.

Ольга, гиперактивность — сегодня модный термин. Его приписывают и очень активным детям, и очень активным собакам, даже тогда, когда проблемы на самом деле нет… Когда собаку можно считать действительно гиперактивной?

Гиперактивность — это хроническое состояние, когда любой стимул, даже слабый, приводит мозг в состояние чрезмерной активности. В нем как бы отключены механизмы, которые автоматически проверяют поступающие стимулы и отфильтровывают, на какие стимулы, как сильно и каким образом нужно реагировать в данной ситуации. Гиперактивное животное также не способно сознательно отодвигать на задний план менее важные стимулы и уделять внимание только стимулам, которые для нее важны в данный момент — то есть оно не способно концентрироваться. Вследствие плохого контроля стимулов в мозге возникает плохо контролируемая моторная реакция, снижается способность к обучению.

Внешне гиперактивные собаки очень тревожны, суетливы, они каждые несколько минут меняют занятия, что-то произносят, пристают к другим и т. д. Им даже трудно успокоиться, чтобы поспать, поесть или справить свои нужды. Их трудно научить правилам жизни дома или новым навыкам.

Я подчеркиваю: гиперактивность — это хроническое состояние, которое продолжается много месяцев и даже лет. Гиперактивные собаки встречаются довольно редко. Чаще всего мы наблюдаем вполне нормальных животных, которые просто возбуждаются по какой-то одной причине, или животных, которые бурно реагируют только на какие-то конкретные стимулы или не способны себя контролировать только в определенных ситуациях.

Гиперактивная собака

Интересно, что к ним часто по ошибке относят очень восприимчивых, умных животных, которые просто нуждаются в интересных занятиях и новых стимулах. Если таковые отсутствуют, они начинают активно искать их: бегать по квартире в поисках занятия, пытаются играть с предметами быта, рвать занавески, разрывать помойное ведро и ко всем приставать и т. д. На улице такие собаки не выносят постоянные прогулки по одному и тому же маршруту, где ничего не происходит и где им знаком уже каждый запах. Тогда они начинают приставать к прохожим, подбирать мусор или просто убегают — и пока они не получат свою дозу интересных стимулов, дозваться их сложно.

Восприимчивые собаки очень страдают от механического обращения хозяев. Если хозяин ведет себя, скорее, как заведенная машина, они могут начать метаться из стороны в сторону, лаять и откровенно безобразничать, чтобы привлечь внимание. С другой стороны, перегрузка стимулами тоже быстро приводит их в состояние стресса, который также выражается в перевозбуждении.

Чтобы достигнуть равновесия необходимо хорошо выучить симптомы стресса у собак, а также хорошо изучить индивидуальные потребности своей собственной собаки. К сожалению, многие хозяева ничего не знают о стрессе у собак и об их ментальных потребностях — и поэтому они не способны регулировать состояние своей собаки достаточно гибко в каждой конкретной ситуации. Многим гораздо проще приклеить ей штамп «гиперактивная» и повести ее «дрессировать» на послушание на площадку, где собака должна будет до упада выполнять тупые команды послушания, пока не станет пассивной. Нередко таких собак усмиряют медикаментами. Многих усыпляют как безнадежных. Все это очень печально, прежде всего, потому, что как раз эти животные являются нормальными. Просто их естественные потребности остаются незамеченными и заклеенными фатальным модным диагнозом «Гиперактивность».

Чаще всего я замечала в роли «гиперактивных» собак таких пород, как: бордер колли, веймаранер, венгерская выжла, сеттер, пойнтер, терьеры — собак с повышенной врожденной восприимчивостью к стимулам.

Часто ли вам как зоопсихологу приходится работать именно с гиперактивными собаками?

Нет. Я всего один раз в жизни видела по-настоящему гиперактивную собаку. Но ко мне обращались хозяева таких собак на онлайн-консультации. Я смогла им помочь только отчасти, просто направив ход их мысли. Остальное лечение должен проводить именно хозяин: он должен следить за симптомами стресса и иметь набор методов, чтобы успокаивать собаку в конкретных ситуациях. К счастью, все три обратившиеся ко мне хозяйки оказались способными справиться с этой задачей. Один мой клиент создал гиперактивную собаку чрезмерными спортивными занятиями — и не захотел от них отказаться. Поэтому я вообще не могла помочь ему.

Только ли «природа» виновата в таком «неадекватном» поведении или все-таки большую часть проблем создает именно владелец?

Скорее всего, виновато несоответствие характеров собаки и хозяина, а также неподходящие для собаки условия жизни. Знания о гиперактивности и о стрессе у собак появились буквально в течение последних десяти лет, а культура воспитания собак, склонных к гиперактивности в силу своей генетической предрасположенности, появилась всего два-три года назад. Поэтому совершенно естественно, что хозяева все еще совершают ошибки, приводя своих собак к состоянию гиперактивности, а потом не знают, что с этим делать.

Недавно в вашем издательстве «Догфренд Паблишерс» вышла замечательная книга Марии Хензе «Гиперактивная собака». Что лично для вас стало открытием после прочтения этой книги?

Гиперактивная собака

Эта книга привела всех нас в состояние шока! После книги «Стресс у собак» казалось, что с темой «Стресс» все ясно. Однако Мария смогла углубить эту тему. Во-первых, Мария указала на то, что собаки бывают гиперактивными — как и люди. Это для меня было новостью. Во-вторых, она рассказала, откуда, вообще, берутся собаки, которые не способны самостоятельно справиться со стрессом, — ведь стресс является обычной составной частью жизни, и здоровый организм обладает врожденными механизмами самовосстановления. Далее, Мария разработала целый класс методов обращения с собакой, находящейся в состоянии хронического стресса — от упражнений успокоения до методов тренировки послушания и приучения к правилам жизни дома. Она показала, как создавать планы терапии гиперактивных собак. Интересно, что описанные в книге методы можно использовать в применении к любой собаке, так как состояние сильного возбуждения бывает у каждого животного. В этой ситуации у каждого хозяина есть два пути: либо усилить стресс своими ошибками, либо научиться успокаивать собаку. Кроме того, каждый ответственный владелец хочет обучить свою собаку послушанию, не приводя ее к стрессу и травмам. Мария описывает, как это сделать в домашних условиях.

Мария Хензе в своей книге выделяет три причины гиперактивности и очень подробно описывает каждую: врожденная предрасположенность, условия развития и условия содержания и воспитания. Какой вывод сделали вы, работая с собаками: обязательно ли наличие сразу трех этих факторов, или проблемы могут возникнуть и при одной или двух причинах?

Нет, не обязательно. Достаточно всего одного фактора — какого-то травматического опыта. Однако у каждого фактора своя сила воздействия.

Кажется, фатальный случай, когда собака провела самый восприимчивый период своей жизни — щенячество — в плохих условиях — у плохих заводчиков или на улице, в качестве бездомной. У такой собаки гарантировано есть сбои в формировании организма. В первую очередь надо упомянуть нарушения формирования нервной и гормональной системы, внутренних органов, опорно-двигательного аппарата. Каждая из этих систем может быть причиной общего дискомфорта, то есть источником стресса, и, таким образом, вести к нервозности, повышенной восприимчивости и даже к гиперактивности. Такую склонность к гиперактивности надо будет контролировать всю жизнь.

Далее к гиперактивности приводят жесткие методы обращения с собакой с целями ее «воспитания». Насколько терапия в данном случае может помочь восстановить собаку, зависит от степени повреждений, к которым привела жестокость.

И самыми простыми факторами являются механический подход вместо эмоциональной коммуникации в семье и пожизненное кормление готовыми кормами. Убрав эти факторы, можно, скорее всего, полностью восстановить собаку. Но, к сожалению, как раз об этих факторах психологи собак часто забывают, потому что они основаны на наших затертых привычках.

Какие чаще всего допускаются ошибки в каждом из трех случаях?

В каждом из этих случаев действует всегда один и тот же фактор — это стресс. У любого организма есть простой набор потребностей — физиологических и ментальных. Когда они остаются неудовлетворенными, возникает стресс, а стресс приводит организм в состояние хаоса. На ранней стадии развития такой хаос более опасен, так как организм более восприимчив.

Самый частый набор ошибок:

  • Брать собаку с явно выраженными рабочими качествами и содержать в качестве компаньона в городских условиях.

  • Кормить собаку всегда только готовыми кормами.

  • Заставлять собаку делать то, что противоречит ее физиологии (например, тренировать с наказаниями, терпеть чрезмерные физические нагрузки).

  • Обращаться с собакой механически — вместо того, чтобы создавать с ней эмоциональный социальный контакт.

  • Предоставлять собаке слишком мало индивидуальной свободы и возможностей для ментальной и физической стимуляции.

Какие из этих ошибок (да и других тоже), увы, не удастся исправить занятиями, изменениями обстановки дома и т. д.?

Конечно, это ошибка в подборе собаки для семьи, а также отсутствие возможности предоставлять ей достаточно индивидуальной свободы и возможности для ментальной и физической стимуляции.

Гиперактивная собака

Мария Хензе в своей книге «Гиперактивная собака. Практическое руководство для владельцев, тренеров и зоопсихологов» большое внимание уделяет терапии. И часть программы лечения — это изменение поведения самого человека. Часто ли приходится сталкиваться с человеческим упрямством и нежеланием понимать, что поведение собаки зависит от поведения владельца?

Да, это самая большая проблема, с которой приходится сталкиваться. Потому что люди буквально цепляются мертвой хваткой за свои привычки и представления. Причем, многие это делают неосознанно. Например, у меня был клиент, который мне сам рассказывал симптомы и факторы стресса своей собаки. Казалось бы, успех терапии с таким хозяином был обеспечен. Но не тут-то было! Хозяин не мог отказать себе в желании заниматься с собакой спортом — до упада, до гиперактивности — он для того и завел собаку — и кстати, очень любит ее. Людям всегда кажется, что проблему можно решить каким-то другим способом, не затрагивая свой стиль жизни, хотя проблемы собак непосредственно связаны с условиями, в которых они живут. Поэтому мы можем помочь только тем, кто гибко мыслит и может посмотреть на себя со стороны — глазами собаки.

Какие ошибки допускаются при дрессировке собак, которые приводят к гиперактивности? Хотя Вы слово «дрессировка» и не употребляете, но в России именно оно, к сожалению, во многом определяет занятия с собаками.

К гиперактивности приводят травмы, которые собака получает от жестоких наказаний. Как мы знаем, такие наказания могут доходить до ударов электрошоком, избиения собак или подвешивания в воздух на строгом ошейнике или удавке. На этом фоне традиционные рывки за поводок и окрики, от которых у собак, как минимум, моментально пропадает желание работать, воспринимаются как детская шалость — хотя если «шалить» слишком часто, в сумме получится тот же травмирующий эффект. Как известно, травму можно получить в результате одноразового сильного воздействия — или в результате многократного травмирующего опыта. От такого обращения одни собаки становятся пассивными, а другие, наоборот, гиперактивными, и предсказать, как среагирует на истязания нервная система конкретной собаки невозможно.

Абсолютное большинство курсов для собак в России используют методы, основанные на убеждениях столетней давности (начала 20 века). В те времена теория обучения находилась в зачаточном состоянии. Она была заложена Павловым и ограничивалась парой аксиом. Собака воспринималась как набор реакций, и дрессировщику надо было только подать ей правильный стимул — в том числе болевой. Что из этого вышло на самом деле вполне понятно: масса убитых и покалеченных собак и кинологическая система, которая, как магнит, притягивает людей определенного склада. Эта система до сих пор продолжает штамповать гиперактивных собак и собак с другими проблемами поведения.

В какие игры лучше всего играть с гиперактивными собаками и собаками, близкими к этому состоянию?

В первую очередь, это спокойные игры, требующие концентрации. Предпочтение отдается играм, основанным на работе носом, решении задачек на смекалку. Мы также используем упражнения на прохождение снарядов аджилити — только в очень медленном темпе (слоу аджилити), чтобы собака могла сосредоточиться на своих движениях. Хорошо помогают игры, когда собака спокойно исследует предмет, достает из него что-то съедобное и сосредоточенно жует его (см. статью на сайте Догфренда «Развивающие игры своими руками»). Причем, надо помнить, что даже во время таких игр собака может перегрузиться. В таких случаях игра на успокоение снова превратится в источник стресса. Поэтому, занимаясь с собакой, надо следить за ее состоянием, чтобы вовремя сделать перерыв. Мы часто выдаем собакам игрушки и лакомства, которые она может жевать долго и с наслаждением. Это их успокаивает.

Какие «звоночки» в поведении нормальной собаки должны насторожить владельца и указать на то, что собака приближается к границе гиперактивности?

Во-первых, надо насторожиться, если у собаки изменилось поведение в знакомой ситуации или появились странные привычки. Многие из этих новых привычек можно найти в списках симптомов стресса. Особенно часто наблюдается склонность к резким реакциям на стимулы, на которые собака раньше реагировала спокойно. Например, она всегда спокойно реагировала на звонок в дверь — и вдруг начала от него вздрагивать и заливаться лаем. Собака может внезапно начать показывать пугливую или агрессивную реакцию.

Во-вторых, у собаки могут внезапно проявиться физические проблемы: произойти изменения состояния шерсти, появиться зуд, понос, выделения из глаз и т. д. Обычно с такими проблемами обращаются к ветеринару. Но это могут быть симптомы стресса, предвещающие гиперактивность.

В-третьих, если собака долго не может успокоиться после какой-то активности. Нормальным считается, если она успокаивается минут за 15 после того, как она, например, возбужденно поиграла или вернулась с активной прогулки. Собака, близкая к гиперактивности, еще долгое время будет оставаться активной. Чаще всего в этом случае хозяевам кажется, что собака не нагулялась — и они стимулируют ее еще больше. Таким образом для многих начинается заколдованный круг — собака становится все более активной, и хозяева стараются предоставить ей все больше занятий. Все это продолжается, пока повышение активности не дойдет до абсурда, когда собака будет активна чуть ли не круглосуточно.

Кроме тренировок, условий жизни и питания, Мария Хензе пишет и о медикаментозном лечении. Насколько это необходимо? Или все-таки можно обойтись и без медикаментов?

Медикаменты бывают разными. Есть психофармакологические средства, а есть витамины и успокоительные на основе трав. Психофармакологические средства — это «коты в мешке». Несмотря на то что их многократно тестируют прежде, чем выпустить на рынок, и массово прописывают пациентам, никто не знает, как они действуют на самом деле. Мозг слишком сложно устроен и слишком плохо изучен, чтобы точно сказать, как на него повлияет то или иное вещество — да еще в таком сложном аспекте как психическое состояние индивидуума. Нередко положительный эффект, полученный сразу после применения медикамента, через некоторое время сменяется отрицательным. Так, некоторые антидепрессанты сначала повышают настроение, а потом вызывают еще более сильную депрессию.

Поэтому медикаментозное лечение — это только крайняя мера для тех, кто не смог справиться с проблемой иначе. Это своего рода костыль, который в некоторых случаях помогает пережить самый тяжелый начальный период терапии. Мы предпочитаем успокоительные средства, основанные на травах. В это время собака может быть совершенно неспособной сконцентрироваться даже на короткое время, чтобы воспринять простые сигналы хозяина. Поэтому ее надо успокоить — и воспользоваться этим состоянием, чтобы развить хотя бы минимальную способность сконцентрироваться. Тогда появляется своего рода «окно концентрации», которое можно постепенно расширять, продолжая занятия.

Витамины и минеральные вещества помогают восстановить нервную систему. Такие медикаменты кажутся необходимыми для любой собаки, особенно со слабой нервной системой.

Когда я читала книгу, у меня перед глазами очень часто вставали картинки, где главными героями были не владелец и собака, а родитель и ребенок. Многие рекомендации и объяснения, на мой взгляд, применимы и в ситуациях с гиперактивными детьми и просто с очень активными…

Так и есть: все сказанное применимо и к людям. Нервная система всех животных устроена очень похоже, особенно у млекопитающих. Она работает по одним и тем же законам. Ее веками исследовали с использованием одновременно экспериментов над животными и над людьми. Теперь полученных знаний стало достаточно, чтобы уйти от механического подхода в психиатрии.

Зная о факторах и симптомах стресса, можно проанализировать состояние человека — вместо того, чтобы приписывать ему диагноз «гиперактивность» и начинать пичкать медикаментами. Например, высокоодаренных детей долгое время считали гиперактивными, потому что они реагируют на стресс от скуки повышением физической активности. В школах, насколько я знаю, это достаточно частая проблема. Множество восприимчивых детей не способны перенести стресс от грубых отношений в семье или чрезмерной активности своих родителей. Такие дети нередко не способны расслабиться и, словно заведенные, все время ищут себе занятия или усваивают особые виды поведения, помогающие им успокоиться (так называемые «вредные привычки»).

Новые знания о состоянии стресса помогают избавляться от ложных представлений. Так, людей с психическими травмами нередко отличает особое трудолюбие. Такие люди могут работать до состояния полного истощения. Раньше мы считали это качество положительным. Теперь мы знаем, что это реакция психики на состояние хронического стресса, когда мозг не способен отдыхать и от этого подсознательно ищет постоянных занятий.

Часто родители стремятся нагрузить своих детей занятиями, которые якобы должны способствовать развитию. Помимо уроков в школе, такие дети еще посещают разнообразные кружки. Таким образом, рабочую неделю ребенка можно сравнить с рабочей неделей взрослого-трудоголика! Но мало кто задумывался над тем, что дети, у которых нет времени на полноценный отдых, тоже подвергаются опасности стать гиперактивными. Их организм привыкает к жизни в режиме повышенного стресса. Рано или поздно они могут стать жертвами болезней, связанных с нервным перенапряжением, а также потерять всякую мотивацию к обучению.

Кстати, если в семье есть ребенок-дошкольник и гиперактивная собака или очень активная. Что делать?

Я бы попыталась вылечить собаку. Но все зависит от тяжести ее состояния, а также от активности самого ребенка и желания родителей заниматься больной собакой. Я знаю семью с четырьмя маленькими детьми и гиперактивным выжлой. Скорее всего, собака стала гиперактивной именно от того, что вокруг нее столько активных детей, которые не дают ей покоя, и их родители, которым совершенно безразлично состояние собаки.

«Гиперактивная собака» — это единственная книга Марии Хензе или есть еще? И если есть, будете ли издавать другие?

Мария вместе со своими коллегами написала еще две книги. В одной из них говорится о современной школе для собак, где нет муштры, где все упражнения послушания разучиваются простым методом положительного подкрепления, где много внимания уделяется построению контакта с собакой и где занятия организованы с желанием развивать естественную любовь животных к обучению. Обучение — это удовольствие, а не насилие!

Вторая книга рассказывает о том, как открыть в собаке ее таланты и развивать их. Обе книги принадлежат немецкому издательству Cadmos. Я надеюсь, что они появятся на русском рынке, так как Cadmos уже работает в России.

Дополнительное чтение

Тюрид Ругос Диалог с собакой: сигналы примирения
Кларисса ф. Райнхардт, Мартина Нагель Стресс у собак
Лесли МакДевитт Контроль без поводка

Материал подготовлен

Светлана Бибик, ЗооАтлас