Интервью с Ольгой Кажарской. Новая кинология, 2014

Ольга Кажарская

Откуда взялась Новая кинология, чем она отличается от «позитивной тренировки», что делает международное общество Догфренд, как формируется программа издательства Догфренд Паблишерс, планы на будущее.

Вопросы интервью

  1. В чем отличие Новой кинологии от старой?
  2. Какие новые знания больше всего способствовали изменению отношения к собакам?
  3. Как появилась Новая кинология?
  4. Кто является основателем Новой кинологии?
  5. Зачем вообще что-то менять? Ведь уже 100 лет как все налажено
  6. Как вы пришли к тому, чтобы создать общество Догфренд?
  7. Как вы оцениваете перспективы развития Новой кинологии в России?
  8. Какие ближайшие задачи Интернационального Общества Догфренд?
  9. Какие у общества цели на 5 лет?
  10. Вы говорите, что Новая кинология — это принципиально новый подход, но…
  11. Издательство Догфренд: как вы выбираете, что именно публиковать?
  12. Где можно купить книги вашего издательства в России и СНГ?

В чем отличие Новой кинологии от старой?

Старая и Новая кинология — это пути в противоположные стороны.

Старая кинология старается воспитать собаку путем подавления ее «дикой сути». Это еще принято называть «стремлением к агрессии и доминированию». Собаке все время стараются внушить страх, вырабатывают у нее автоматические реакции на команды и, таким образом, стараются довести ее до состояния полного подчинения и поддерживают состояние подчинения постоянным контролем и «дрессировками» команд послушания.

Новая кинология, наоборот, предлагает воспитывать собаку таким образом, чтобы в ней активировались и развивались естественные механизмы построения социального контакта в семье и приспособления к окружающему миру. Это возможно, если развивать ментальные и физические способности собаки — как это делается в нормальном социальном обществе.

Такой кардинальный поворот стал возможен после того, как мы значительно расширили свои знания о биологии поведения.

Какие новые знания больше всего способствовали изменению отношения к собакам?

Обучение тренеров по Новой кинологии

Современная наука показала нам еще раз, насколько похожи люди и другие животные. У нас очень похожее строение тела и физиология, и, что самое главное, одинаковое строение нервной системы. Совсем недавно мы узнали даже, что когнитивные способности животных позволяют им создавать социальные связи точно так же, как это происходит между людьми. Получается, чтобы воспитать собаку и жить с ней, надо просто выстраивать с ней теплые и доверительные отношения точно так же, как это происходит в хороших человеческих семьях. Тем более что за тысячелетие жизни с нами, собаки, в отличие от других животных, научились хорошо понимать нас.

Обучая собаку, мы должны точно так же, как и в обучении людей, создавать приятную атмосферу, где возможно хорошо концентрироваться и активировать естественное желание собаки изучать новое.

Как появилась Новая кинология?

По большому счету этот подход был всегда, все 14.000 лет, которые собака и человек прожили вместе. Это был подход, основанный на естественной коммуникации. Но с 19 века, с приходом индустриализации, среда обитания людей и собак сильно изменилась. Поэтому для гармоничной совместной жизни одной естественной коммуникации оказалось мало. К тому же в индустриальном обществе сферы использования собак все больше расширялись и усилились тенденции к антропоцентризму, с ее лозунгом «Человек – царь природы». Поэтому в отношении к собакам четко выделились два течения: одно естественное, основанное на добром отношении, а второе механическое, в котором собака выполняет роль инструмента. Вот этот второй путь по историческим причинам и стал основным. К естественному общению нам теперь приходится возвращаться очень долгими путями – через научные доказательства и переубеждение. Но этот возврат, как мы видим, очень важен, так как собака не является инструментом, и, чтобы интегрировать ее в современные города, нужно больше знать о психологии собак и уметь обращаться с собакой как с индивидуумом. Подавлением и механикой эту задачу решить невозможно – появляется слишком много проблем.

Кто является основателем Новой кинологии?

Позитивная кинология начала создаваться в середине 20 века. Основателем этого направления в Европе стал шведский психолог Андерс Халлгрен [1]. Андерс Халлгрен впервые пришел к мысли, что одинаковое строение нервной системы собаки и человека приводят к одинаковости методов общение и обучения.

Идеи Андерса Халлгрена со временем были расширены исследованиями из самых разных областей: этологии, нейробиологии, психологии, а также собственно кинологии.

Однако кинология в мире развивается неравномерно. Например, в Германии и Австрии, где развитие этологии определил Конрад Лоренц, до сих пор сосредоточено больше всего исследований по современной кинологической литературе. Тут уже давно понятно, что без знания о стрессе и эмоциях с собаками работать невозможно. Но в США и России, например, многие специалисты все еще формируются под влиянием «урезанных», «лабораторных» идей Павлова и Скиннера и работают механическими методами. У них тоже может быть установка на «позитив», но механические методы нередко сводят позитивные устремления на нет. Поэтому мы, как активные участники происходящего на международной сцене, в том числе в Австрии, смогли объединить современные знания в единый концепт и назвали его Новая Кинология.

В 2013 году термин «Новая кинология» привлек внимание западных кинологов, так как многим наконец стала понятна разница между желанием быть позитивным и реальным позитивом. Теперь потребовался термин, четко отделяющий эти два направления. Термин «Новая кинология» для обозначения реального позитива оказался очень удачным. Он обозначает подход, основанный на современных биологических знаниях. Например, существуют родственные направления - «Новая биология», «Новая психология», «Новая педагогика» и т.д. Этот подход сейчас развивается во всех сферах деятельности людей.

Зачем вообще что-то менять? Ведь уже 100 лет как все налажено: работают специализированные заведения с курсами ОКД, ЗКС, послушания и другими, на которых собаку учат всему, что необходимо для нормальной с ней жизни. И все это прекрасно работает — ведь служебные собаки и собаки-спасатели учатся теми же способами?

Смотря что считать «налаженным». Для многих кинологов система действительно хорошо налажена: по всей стране работают курсы кинологов и школы для собак. Если же посмотреть на ситуацию с точки зрения хозяев, а тем более с точки зрения собак, то вы получите прямо противоположную картину.

Несмотря на большое число кинологов, многие хозяева в отчаянии. К нам постоянно поступают письма с криками о помощи. Хозяева жалуются, что не могут найти в своих городах, даже таких больших как Москва и Петербург, кинолога, который мог бы работать с собакой, не применяя насилия. Создается впечатление, что едва ли не все собаки в стране получают диагноз «доминантная» [2, 3, 4]. Поэтому немало людей, чьи собаки уже на первом занятии испытали «понижение по рангу»: прижимание к земле, подвешивание на ошейниках до состояния удушья или побои. Даже если дело не доходит до таких крайностей, во многих школах от хозяев требуют сразу приходить со строгими или электрошоковыми ошейниками, удавками и халти. Всех без исключения заставляют дергать за поводок и кричать на своих собак.

Теперь вспомните, что нервная система собаки устроена точно так же как у людей. Но животные гораздо более чувствительны, чем люди. Даже нам становится больно и страшно, когда с нами грубо обращаются. А собак, представителей совершенно другого вида, да еще и совершенно мирных от природы, такое воздействие приводит к еще более тяжелым последствиям. Оно моментально травмирует собаку. Эти травмы выражаются в пугливости, возникновении новых, странных реакциях, гиперактивности, отказе от работы с человеком, а также во множестве других проблем поведения. Я уже не говорю о том, что подобные методы приводят к физическим увечьям. Даже простые дерганья за поводок нарушают работу органов в шее собаки, приводя к травмам позвоночника, щитовидной железы, трахеи, нервной системы. От рывков собака может ослепнуть, так как рывки нарушают приток крови к глазам [5, 6]. Итак, потратив значительную сумму денег на курсы в школе для собак, хозяин получает искалеченную собаку. Интересно, что все эти жертвы приносятся во имя того, чтобы научить собаку элементарным командам, которым ее может обучить даже ребенок.

Что касается рабочих собак, то с ними дело обстоит еще сложнее. Они должны выдержать все, что выдерживают собаки-компаньоны, но, помимо этого, многие рабочие собаки должны жить в неестественной для социального животного казарменной обстановке. В качестве мотиваторов для таких собак чаще всего по-прежнему используют голод, жажду и изоляцию. В такой обстановке они испытывают сильнейший стресс. Поэтому естественно, что они не в состоянии эффективно работать и быстро погибают. Поэтому разговоры о том, что в стране есть полноценные рабочие собаки — это чистая болтовня. Если сколько-то нормальных собак и есть, то это заслуга совершенно конкретных людей, которые плевали на общую систему и обращались с собакой, как с живым, умным существом, членом семьи. Кстати, собаки, ставшие героями, например, на фронте – это именно такие исключения.

Как вы пришли к тому, чтобы создать общество Догфренд?

Новая кинология – это молодое направление кинологии не только на территории бывшего СССР, но и в других странах. Это результат труда ученых и тренеров из разных стран и разных областей. Поэтому необходимы организации, которые способствуют международной кооперации этих специалистов. Для того чтобы Новая кинология стала единым концептом по всему миру, необходимо, например, создавать разъясняющие материалы, переводить на другие языки статьи и книги, снимать фильмы, проводить семинары и обучить специалистов.

Догфренд как раз и является одной из таких организаций, наряду с PDTE (Европа) или APDT (США). Мы создали международное общество Догфренд для того, чтобы внедрять Новую кинологию в первую очередь на территории Восточной Европы, так как все остальные организации с их подходом к делу и менталитетом больше ориентированы на работу в своих регионах. Но мы также вносим свой вклад в развитие Новой кинологии в других странах, например, выпуская книги на немецком языке, организовывая образовательные мероприятия для тренеров и владельцев собак в Австрии и Германии.

Как вы оцениваете перспективы развития Новой кинологии в России?

Я считаю, что в России у Новой кинологии точно такие же шансы, как и в других странах. Мир развивается, и невозможно представить себе современного, образованного человека, который воспринимал бы насилие над собакой как что-то нормальное. В конце концов, мы заводим собак, потому что любим их. Мы заводим их себе на радость, и радостная жизнь наших собак – это наша цель. С другой стороны, понятно, что кроме травмированных людей, никто не может вести себя как преступник – так устроена психика. Поэтому неудивительно, что приличные люди ищут кинолога с хорошей головой и современными знаниями, и специалисты по Новой кинологии требуются все больше.

Какие ближайшие задачи Интернационального Общества Догфренд?

Курсы тренеров по Новой кинологии

Пока общество находится на стадии становления. В настоящий момент членами общества переводятся статьи и несколько книг, общество организует обучение тренеров. У нас есть образовательный форум. Мы готовимся к созданию своего видеоканала, помогаем друг другу в повседневной кинологической практике и многое другое.

Какие у общества цели на 5 лет?

Мы не думаем в категориях пятилетних планов – эти времена уже прошли. Мы каждый день вносим какой-то вклад в наше дело и надеемся, что нас станет больше.

Вы говорите, что Новая кинология — это принципиально новый подход. Но уже как минимум несколько лет и в России, в том числе, многие кинологи пропагандируют и используют позитивные методы тренировки

Позитивный подход пропагандируют по всему миру уже много десятилетий, и даже столетий. Но никто толком не знает, что такое «позитив». Как правило, позитив определяют как отказ от насилия. Но что такое насилие? Насилие выглядит для человека иначе, чем для собаки – просто потому, что мы разные животные.

Кроме того, говорить о позитиве стало просто модно – а по сути, для многих ничего не поменялось.

Подумайте сами: откуда кинологи могут вдруг стать позитивными, если почти все, что они изучают на курсах или читают на родном языке, построено на механическом подходе и на собраниях мифов? Один лексикон русскоязычных кинологов с их сленгом уже несовместим с позитивным отношением с собаке. Эти люди мыслят в совершенно других категориях. В то время как для представителей Новой кинологии воспитание – это интеграция в жизнь людей путем ментального и физического развития собаки, то для кинолога, обученного в стандартной системе, воспитание – это всего лишь «дрессировка команд». Для нас проблемы поведения – это выражение состояния стресса и собаку начинают восстанавливать с создания ей полноценной жизни [7]. В традиционной кинологии, даже «положительной», собаку чуть ли не сразу начинают «дрессировать на послушание», боясь, что она распустится от доброго отношения. А тот факт, что поведение зависит от состояния организма, а не от того, умеет ли собака выполнять команды, мало кому известен. И заметьте: как только поведение собаки противоречит желаниям хозяина или тренера, все ошибки людей, сваливают на собаку, и позитивные начала рассеиваются, словно дым. «Лагеря для собак», «кусачки», аджилити с увечьями и т.д. – все это в сочетании со словом «позитив» невольно наводит на мысль о психическом здоровье этих «позитивщиков».

Новая кинология – это уважительное отношение ко всему живому, не только к собакам. Мы не можем издеваться над другими животными, удовлетворяя желания своих собак. Поэтому Новая кинология несовместима, например, с притравочными станциями или занятиями пастьбой ради развлечения собак. Сегодня у нас есть достаточно знаний об инстинктах и о том, как развлекать своих собак альтернативными методами, не причиняющими вреда другим животным [8, 9, 10, 11].

Из всего этого видно, что Новая кинология и позитив стоят на разных основаниях. Так что те, кто не изучал Новую кинологию, должен переучиваться – иначе их квалификация существенно не изменится.

Ваше издательство переводит книги современных кинологов на русский язык. Как вы выбираете, что именно публиковать? Действительно ли это нужно российскому рынку? Ведь литературы по кинологии в книжных магазинах в России — великое множество, в том числе зарубежных специалистов

Книги издательство Догфренд Паблишерс

Проблема в том, что издавать книги по Новой кинологии можно только, если издатель сам является представителем этого направления. Иначе он просто не сможет определить, какие книги отбирать, ведь везде в мире печатается масса кинологической литературы.

Русскоязычные издатели пока не представляют даже, что Новая кинология вообще существует. Они публикуют книги по принципу «что-нибудь о собачках, потому что собачки есть у многих». При этом они не задумываются над тем, что книги о собаках могут быть плохими и очень вредными, что их издание равносильно поддержке садизма. Я могу только удивляться, что редакторы этого не замечают! Скорее всего, они специально даже закрывают на это глаза и просто ориентируются на самую широкую аудиторию. Поэтому и выбирают книги, соответствующие самому распространенному направлению – то есть кинологии, основанной на насилии.

Мы работаем по совершенно другому принципу: мы привносим новое направление. Мы знаем, что современным русскоязычным людям нужна качественная современная литература, а не макулатура, уже давно выброшенная с западного рынка. Нам приходится перечитывать множество кинологических книг на английском и немецком языках, чтобы отобрать из них то, что уже доросло до Новой кинологии.

Мы хотим создать ассортимент, полностью отвечающий на все вопросы Новой кинологии и дающий возможность обучаться Новой кинологии на разном уровне – и как владелец, и как специалист. Судя по растущему спросу, мы находимся на правильном пути.

Где можно купить книги вашего издательства в России и СНГ?

Мы продаем книги в своем интернет-магазине www.dogfriend-shop.ru, с которого заказы перенаправляются нашим представителям в России, Москве, Беларуси и Украине. Заказы, поступающие из Европы и других стран мира, мы высылаем из Австрии или Германии.

Дополнительное чтение

  1. Интервью с Андерсом Халлгреном. История тренировки и психологии собак, 2011.
  2. Ольга Кажарская. Моя собака доминирует? Издательство Догфренд Паблишерс, 2011.
  3. Андерс Халлгрен. Альфа-синдром: лидерство или неоправданная жестокость? Издательство Догфренд Паблишерс, 2008.
  4. Барри Итон. Доминантность: факт или вымысел? Издательство Догфренд Паблишерс, 2010.
  5. Эмили Ларлхам. Использование ошейника – вредно ли это для шеи собаки?
  6. Андерс Халлгрен. Проблемы поведения — или боль в спине? Издательство Догфренд Паблишерс, 2008.
  7. Кларисса фон Райнхардт, Мартина Нагель. Стресс у собак. Издательство Догфренд Паблишерс, 2008.
  8. Анне Лилл Квам. Королевство Запахов. Поисковая работа для профессионалов и любителей. Издательство Догфренд Паблишерс, 2010.
  9. Виталий Самигуллин. Развивающие игры своими руками.
  10. Ольга Кажарская. Интеллектуальные игры для собак.
  11. Ольга Кажарская. Работа носом для всех! Поисковые игры с собакой

Вопросы задавала: Любовь Гиненко
Фотографии: Мария Иванушкина (с мероприятий), Виталий Самигуллин (книги).