Дрессировочная площадка: польза или вред?

Люди заводят собак, чтобы сделать свою жизнь счастливее. Они хотят своим собакам самого лучшего и стараются правильно их воспитывать. Поэтому многие обращаются к профессиональным кинологам. С другой стороны, водить собаку на площадку стало модным.

Но насколько помогает инструктор? Давайте заглянем на дрессировочную площадку.

Что чаще всего происходит на дрессировочной площадке?

Приходите на обычную дрессировочную площадку – в выходные город просто кишит таковыми. Тут происходят реальные чудеса. Многие собаки в строгачах, удавках и электроошейниках. Сцена «дрессировки» может развернуться прямо посреди города, в парке, на глазах гуляющих - взрослых и детей. Орущие человеческие существа обоих полов («инструкторы») пытаются «работать» сразу с десятком – другим собак. При этом, групп таких собак несколько, они распределены по площадке. В таком скопище автоматически возникает беспорядок. Поэтому собаки то и дело получают взбучку. Одна молодая деваха бьёт своего лабрадора ногой. (Удивительно, как это омерзительное живое существо живет в женском теле!)

Новичкам инструктор советует «хоть раз неожиданно ударить собаку, чтобы она поняла, кто тут лидер и не пыталась доминировать».

Основа основ дрессировки – рывки за поводок. Не щадя шеи животных, их дергают по любому случаю. Интересно, что «великий и могучий» хозяин одной из площадок на официальной встрече с владельцами утверждал, что «собаке ничего не будет, так как её только легонько подтягивают за поводочек». Альтернативно вам могут рассказать, что шея собаки нечувствительна к рывкам и что без боли собаки ничего не понимают.

В такой ужасной обстановке собака, обладай она даже самой устойчивой психикой, не способна расслабиться или вести себя спокойно, например, чтобы сесть или лечь. Поэтому «методика обучения» включает крики, дёргание и придавливание к земле.

Одна из собак полностью отключилась – её психика не выдержала. Поэтому на неё решили повлиять электрошоком. Хозяин спокойно смотрел, как его любимице подбривают шерсть на шее, в районе сонной артерии. Далее он смеялся, когда она с визгом бросилась бежать от удара током.

Другая собака, воспользовавшись секундой свободы, пыталась убежать. Её поймали, ударили и подвесили на ошейнике. (В нашей стране этот преступный прием очень наспространен и нередко предлагается как метод воспитания собак «трудных пород».)

У других собак паника не вызвала желания убежать. Поэтому они отделались встряхиванием за шкирку.

Я провела на площадке всего пару минут – и мне стало плохо. Я думаю, что те, кто там оставался дольше и продолжал приходить туда с собакой каждую неделю, скроены из другого материала.

Ко мне приходили клиенты, которые рассказывали, что уходили с площадки после одного «занятия» или даже в процессе «занятия»: их собаки рвались прочь. Многие инструкторы обвиняют таких хозяев в лени. По их мнению, дрессировка – важная часть воспитания, без которой собака «превратится в монстра». Но что включает понятие «дрессировка», они не уточняют. Поэтому многие хозяева чувствуют себя обязанными привести свою собаку на дрессировку и послушно снести все, что там происходит.

«…Мы ведь действительно воспитывались по советским книжкам, и когда делаешь «не по книжному», а как велит здравый смысл — каждый раз в голове всплывает, что делаешь «не так», «не по учебнику…»».

Тон инструкторов с такой площадки настолько жесток, что владелец не решается задавать вопросы, не говоря уже о том, чтобы выразить сомнение в происходящем. Сомневающиеся получают ответ – мутный, иногда хамский. «Особо опасные» скептики немедленно выдворяются.

Если вы боитесь возразить инструктору, могу раскрыть вам небольшую психологическую тайну. Те, кто выглядит крайне уверенным и агрессивно защищается, на деле очень неуверенные в себе люди: хамство является их защитной оболочкой. Поэтому вы можете смело выражать своё мнение. Вспомните психологию, Эффект Крюгера-Даннинга. Я люблю ставить перед такими людьми зеркало: «Ты пытаешься выглядеть уверенными лидером? А ты знаешь, что на деле ты выглядишь как дурак и живодёр?!»

«Гамма уже заранее знала, что мы идём на дрессировку. Она ползком спускалась по лестнице. Да мне и самой было страшно идти на занятия!».

«…Нас — владельцев собак — благополучно затягивают «классические» методы дрессировки, которые просто калечат животных морально и физически!».

«Я уже столько литературы прочитала и советов услышала, но они ужасны, например, советуют ошейник антилай, струю воду из брызгалки, кидать игрушку в собаку, когда лает, стучать, топать и прочее, а одна так вообще посоветовала связки резать…».

«…сейчас я вижу, как уродуют психику собак прямо с щенячьего возраста и становится просто страшно. Особенно, когда это ротвейлер или бульмастиф.».

Немного о «позитиве»

Конечно, не все площадки выглядят так ужасно. Если хозяева видят, что инструктор не бьет собаку и не использует строгачи & СО, если в его словах просматривается здравый смысл, они решают, что этот инструктор работает положительными методами. Тогда они пропитываются к нему доверием.

К сожалению, не всё, что называется позитивом, таковым является на самом деле. Позитивной тренировкой часто называют желание заниматься с собакой без использования того, что данный тренер лично для себя считает насилием. Но если этот тренер не обладает достаточно большим объёмом знаний о собаке, о её внутренней жизни и её реакциях, если у него нет достаточных навыков тренировки, он работает с определённой долей негатива. Это можно назвать неуклюжестью. Многие собаки такое прощают. Хотя некоторые, особенно восприимчивые собаки, от работы неуклюжего тренера могут впасть в состояние стресса.

Понятно, что эффективность неуклюжей тренировки ниже, чем если бы она была организована по всем правилам психологии собак. Неуклюжие тренеры хуже справляются с проблемными ситуациями и в отчаянии используют наказания, как нечто необходимое. У таких тренеров даже существует система доказательств, что наказание необходимо.

Собаку ввели в состояние сильного хронического стресса тем, что перегрузили занятиями. Тренер просто не видела сигналов, которыми собака показывала свою усталость. Тогда собака отключилась и перестала реагировать на команды. За это тренер и хозяйка решили, что собака заслуживает наказания. Собаку шлепнули и решили игнорировать в течение некоторого времени. На следующем занятии собака отказалась выполнять команду. Тогда тренер решила, что она просто ленится. Это тоже послужило поводом для наказаний. И т.д.

Насилие начинается там, где заканчиваются знания

Я привожу иллюстрации, которые показывают негативный эффект от того, что тренер не умеет грамотно обращаться с телом собаки и правильно организовать выполнение упражнения. Во всех примерах собака испытывает страх и стресс от давления со стороны человека.

После такого обращения собаки нередко начинают показывать проблемы во время занятий. Эти проблемы индивидуальны. Собака может начать бояться выполнения данного упражнения, работы с данным человеком или тренировки вообще.

Почему нельзя заниматься у неуклюжих тренеров:

  • если инструктор работает неуклюже, значит, он не видит сигналов собаки, не владеет техникой обращения с собакой и не знает принципов обучения. Следовательно, те, кто занимается в его группе, также не получат эти важнейшие знания.
  • так как на курсах кинологии в России до сих пор преподают армейскую систему дрессировки, то навыки послушания, которым стараются обучать инструкторы, преподаются неоптимально. Так, например, собаку обучают не просто сесть, а сесть в определённую позу. Команде «Ко мне!» обучают без учета языка телодвижений собаки, агрессивно, грубым тоном (который пугает собаку и заставляет её бежать от хозяина, а не подходить к нему). Помимо этого, при подходе собаку зачем-то просят обойти вокруг ног хозяина и встать с определённой стороны. Возможно, такая система была важна для службы в армии. Но сейчас это выглядит неуместно.

Очень жаль, что мотивация многих инструкторов быть положительными не ведёт к дальнейшему развитию, к новой кинологии. В новой кинологии собрана вся важнейшая информация о собаке и о психологии обучения животных, которая доступна на сегодняшний день. Ее составляли ученые и тренеры разных стран на протяжении многих лет. Новая кинология превратилась в единую систему, которую можно легко выучить даже в России, с помощью книг и других материалов издательства Догфренд Паблишерс, а также лирературы, издаваемой другими издательствами.

Как инструкторы искажают сведения о собаках

В насильственной кинологии многие давно известные сведения о животных не используются вообще или используются извращённом виде – для поддержания существующего порядка.

Основные положения теории обучения (включая теорию мотивации) были известны ещё со времен Павлова и Скиннера. Уже тогда учёными делался упор на то, что наказания и депривация дают гораздо худший результат, чем тренировка собаки в хорошем физическом и ментальном состоянии, с помощью подкрепления правильного действия. Было также известно, что в обучении собаки большую роль играют её когнитивные функции. В состоянии страха и беспомощности собака неэффективна – точно так же, как в этом состоянии был бы неэффективен человек. Тем не менее, кинологи пытаются управлять собакой, как механизмом, способным лишь выполнять примитивные функции и испытывать страх.

Уже давно известна физиология стресса. Известно, что организм имеет свои пределы восстановления от стресса. Сильный и продолжительный стресс приводит к нарушению поведения, психическим травмам, а также к серьёзным проблемам со здоровьем. Но этот факт не мешает кинологам перегружать собаку стрессорами, не вдаваясь в подробности её восприятия. При этом, многие факторы и симптомы стресса им неизвестны; неизвестны также методы терапии поведения для восстановления нормального состояния животного. Вместо этого нежелательные реакции выдаются за доминирование или просто подавляются наказанием. Именно поэтому работа с проблемой поведения часто заканчивается катастрофой.

Например, сложная форма хронического стресса – гиперактивность - до сих пор «лечится» повышением нагрузки до состояния полного изнеможения, когда гормоны стресса начинают разрушать организм наиболее эффективно.

Квалифицированное решение проблемы гиперактивности, наоборот, состоит в постепенном снижении нагрузки до состояния, когда уровень гормонов стресса собаки снизится до нормы.

Строение шеи позвоночных известно уже тысячи лет. Из медицины известно, что травмы органов шеи приводят к фатальным последствиям. В кинологии этот факт еще раз подтвержден исследованиями Андерса Халлгрена (его книга «Проблемы поведения – или боль в спине?» опубликована в России 11 лет назад). В наше время остаётся только задуматься над тем, каким способом можно снять с шеи собаки нагрузку, которая вызвана необходимостью прикреплять к ней поводок. Для этих целей используют правильно подобранные шлейки. Вся коммуникация с собакой и её обучение ведётся голосом и жестами. Квалифицированный тренер начинает обучение собаки и хозяина с обучения ненасильственной коммуникации. Тем не менее, на стандартных площадках воздействие на шею животного с помощью боли до сих пор считается важным методом дрессуры.

«А когда мы пришли на площадку в шлейке, нас хорошенько так отчитали , что собака должна быть в ошейнике и свободного пространство между шеей и ошейником должно быть максимум в 1 палец...»

Животные испытывают боль. Этот факт в ветеринарии никто не оспаривает. Но многие кинологи пытаются внушить владельцам, что собаки «не чувствуют боли» – в том числе – от шипов и ударов током.

«…на занятиях я попросила, чтобы помогли с этой командой. И вот тогда мы (я + щен) первый раз познакомились с этим ошейником. Сказать, что шок был у меня — это ничего не сказать. Я впервые видела свою собаку в таком состоянии. Она была на длинном поводке, бросилась ко мне, пытаясь спрятаться, сбила меня с ног…».

Теория о том, что собаки пытаются доминировать в семье, умерла ещё в середине 90х годов. Её создатель, американский исследователь Дэвид Мич, признался в специально посвящённой этому вопросе статье, что совершил ошибку. Это положило начало переосмысливанию поведения собаки. Кроме того, из общения с собаками мы видим, что они не обладают способностью даже думать о доминировании – они принадлежат к другому виду животных, чем мы, и полностью зависят от своих хозяев. Лидерство, наоборот, требует повышенного уровня компетенции. Но инструкторы постоянно прибегают к обвинениям собаки в стремлении доминировать. Доминирование для них - палочка-выручалочка во всех случаях, когда они не понимают поведение собаки. Другими словами, теория доминирования до сих пор используется для оправдания произвола инструкторов.

Опыт студентки кинологических курсов, которая показала статью Дэвида Мича своему преподавателю: «Преподаватель посоветовал засунуть мне эту статью куда подальше (простите за выражение), т.к. ей более 5 лет». (Примечание: здесь важно отметить, что на кинологических курсах чаще всего рекомендуют литературу двадцати-тридцатилетней давности.)

Кинологи старой закалки не торопятся меняться. Даже если они и понимают, что их деятельность приводит к, мягко говоря, не совсем правильным результатам. Они не видят десятки книг, которые опровергают их подход. Не видят страданий животных, с которыми они работают. Они даже не видят проблемы в собственном доме, когда их собственная собака от стресса разрушает дом или набрасывается на прохожих. Они рассказывают о таких «приключениях» с юмором.

«Я общалась с кинологами разных клубов, имеющими 15-20-летний опыт общения с собаками, но, мне кажется, что они заперты в башне своих устаревших стандартов, и любую попытку молодого поколения (слава бог,у оно ещё способно учиться) воспринимают как глупость, самоуверенность и ничегонезнание.»

Сколько времени уходит на дрессировку послушания?

Как известно, цели дрессировки послушания скучны и немногочисленны. По большей части предлагается «дрессировка послушания» - «Сидеть!», «Лежать!», «Рядом!» и парочка других. Креатив многим инструкторам, видимо, не дан. Поэтому они выжимают свою зарплату из своих малых возможностей: чем дольше такой «специалист» работает над «послушкой», тем больше он на ней зарабатывает.

Чтобы научить собаку сидеть, в спокойной обстановке требуется несколько минут. На ужасной площадке на это уходят недели, а то и месяцы. Также неэффективно проходит обучение и другим командам. Как сказала одна из кинологов: «Хочешь больше заработать – делай больше стресса».

Почти всегда на площадках обучают собаку подходить на зов, используя грубые команды. Такой армейский тон естественным образом воспринимается собакой как угроза. Мало того: сигналы тела хозяина (о которых обычно никто не заботится) могут давать собаке совсем другое указание – отойти подальше или направиться в другую сторону. Чтобы переломить страх собаки подойти или сломить её врожденные реакции на позу тела хозяина требуется время и, конечно же, насилие. В итоге, собака покидает площадку, так и не научившись надёжно подходить на зов.

Тогда хозяин делает вывод, что собаку нельзя отпускать с поводка, потому что она не умеет подходить.

Хождение на поводке – занятие высоко коммуникативное. Не вырываться вперёд и слушаться хозяина будет только тот, кто воспринимает прогулку как совместное действие. Есть множество способов создать коммуникацию собаки и хозяина на поводке. Но вместо дружелюбного и спокойного обучения, на площадке часто предлагают дергать собаку за поводок, якобы, наказывая её болью за попытку тянуть: так, кажется, проще. Но на практике мы видим прямо противоположный эффект. Собаки, которых дёргают за поводок, чаще всего сопротивляются. Они начинают бояться хозяина по ту сторону поводка и стараться отодвинуться от него подальше. Поэтому прогулка становится похожа на борьбу хозяина и собаки.

Представителям некоторых пород особенно не везёт. Так, многие доберманы, овчарки, кане-корсо, стаффордширские терьеры, представители аборигенных и охотничьих пород, а также все более или менее активные собаки автоматически получают строгий ошейник. Довольно скоро боль от ошейника начинает ассоциироваться у неё с тем, что она видит вокруг – людей, собак и т.д. Итак: результатом ношения строгого ошейника является агрессия.

Хаски и бордер-колли часто становятся гиперактивными, так как считается, что они выдерживают любые нагрузки и «рождены, чтобы бегать». На деле потребность в движении для собаки любой породы определяется из ее индивидуального состояния, а не из модного описания породы. Эту потребность невозможно определить без знания симптомов стресса, потому что желание активного действия можно спутать с перегрузкой. Перегрузка тоже может выражаться повышением активности, но при этом собака показывает симптомы стресса.

Страшная участь постигает породы, которым варварские традиции приписывают ломку и понижение по рангу. От этой травмирующей процедуры их охранный и охотничий инстинкт обостряется, часто до состояния неуправляемости. Поэтому, например, собаки пастушьих охранных пород, живущие в состоянии стресса, могут нападать на случайно обратившихся к ним прохожих или не пускать в дом даже родственников. А собака охотничьей породы от хронического стресса начинает охотиться на других собак и даже убивать их.

Проблемы во время дрессировки учат хозяев относиться к своей собаке как к неудачнику - необучаемому, тупому существу, которое ни на что не годно. Это значит, что жизнь такой собаки будет испорчена.

Многие инструкторы портят хозяевам восприятие поведения собаки. Так, они делают открытие, что собаки по своей природе «стараются доминировать», и хозяевам надо всё время прикладывать усилия, чтобы не стать «слабым лидером». Эти усилия состоят в том, чтобы придерживаться множества правил обращения с собакой и наказывать её за то, что она повела себя не так, как приписывают «нормы».

В системе кинологии до сих пор царят армейские правила. Поэтому хозяину кажется, что собака свершила ужасный проступок, если она подошла к нему без обхода, или села, завалившись на бок.

Таким образом, уйдя с курса, хозяин оказывается буквально запутан, оторван от понимания собаки, а нередко и лишён уверенности в своих способностях общаться с ней.

Рассказывает владелица стаффордширского терьера: «По совету инструктора я всегда ношу с собой банку с монетами и бросаю её в собаку, когда у неё возникают проблемы с другими собаками». На площадке эту собаку сделали агрессивной к другим собакам, и теперь хозяйка останавливает свою собаку «анонимным» наказанием. На месте такого инструктора квалифицированный тренер просто научил бы собаку общаться с сородичами.

Интересно, что методы жестокой кинологии появляются только в тех местах, где появляются соответствующие дрессировочные клубы.

Довольно большое число собак спасается от влияния «кинологов» тем, что их хозяевам рано или поздно надоедает вечно «строить» собаку и соблюдать правила обращения с собакой, которые невозможно понять и которые превращают всё содержание собаки в постоянную борьбу. Я всё время наблюдаю процесс обратного превращения человеческих жертв кинологии в любящих хозяев. Они меняют строгач на простой ошейник или даже на шлейку. Кто-то с раскаянием вспоминает время на площадке, кто-то начинает искать пути решения появившихся на площадке проблем.

«Когда мы перестали его «строить», все проблемы исчезли.»

Проблемы, возникшие от жёсткой дрессировки

Как известно, к зоопсихологу обращаются хозяева, чьи собаки страдают серьёзными проблемами поведения. Чаще всего это агрессия, страхи, нечистоплотность, гиперактивность, проблемы с послушанием. Некоторые собаки стали проблемными, благодаря своей нелёгкой судьбе. Некоторые получили травму в течение жизни. Но по моей статистике зоопсихолога 90% проблемных собак – это собаки, чьи хозяева обращались к инструкторам, которые в качестве «дрессировки послушания» или «коррекции поведения» использовали насилие.

«…(кинолог) её резко дергала и заставляла сидеть рядом, сорвала ей коготь об асфальт и в общем то "занятие" мне запомнилось надолго, но я до недавнего времени не связывала с этими ошибками начавшиеся через некоторое время после этого сложности. После этого эпизода заниматься (с этим кинологом) мы перестали, но у собаки появилось кручение за хвостом на улице, … она стала достаточно тревожной - стала портить дом, когда оставалась одна - хотя до 4-5 месяцев она очень спокойно оставалась, … перестала подходить на команду "Ко мне"…, стала сильно тянуть за поводок и появилась агрессия к другим собакам, когда она на поводке,… бег за машинами и велосипедистами.

Шло время, мы отзанимались по щенячьей дрессировке на послушание в школе, там было всё очень правильно - подход к собаке дружелюбный через лакомство, положительные эмоции, но нам было очень сложно, потому что к этому времени уже собака была возбудима, тревожна, лаяла на других щенков.»

Агрессия к другим собакам

Проблема появляется после того, как собака испытала в присутствии других собак боль или другие неприятные ощущения (то есть, у собаки сложилась негативная ассоциация с другими собаками). Решение проблемы требует многих месяцев терапии. Такая терапия состоит в постепенном приучении собаки к присутствию других собак и к общению с ними. Работу лучше всего проводить на специально оборудованной площадке, где есть ограждения и собаки-ассистенты. В настоящее время в России таких площадок не существует. Работать приходится непосредственно в жилых районах, где трудно регулировать ситуацию. Поэтому правильно организовать процесс обучения не всегда возможно.

Эмоциональная нестабильность

На площадке собака может испытать столько стресса, что станет эмоционально нестабильной. От этого возникают всевозможные проблемы поведения, так как эмоциональная стабильность создаёт основу адекватного поведения.

Мне вспоминается огромный лабрадор, абсолютно пассивный, и, казалось бы, равнодушный ко всему вокруг. Но на некоторые стимулы он реагировал настолько резко, что с ним трудно было справиться. Так как лабрадор прошёл несколько занятий «курса дрессировки», от которого хозяйка пришла в ужас, он ненавидел обучение с тренером. Поэтому тренировка нового типа реакций была для него невозможна. К счастью, хозяева начали восстанавливать собаку эмоционально. Для этого они использовали развивающие игры, где собака могла выполнять задание сама.

Нежелание тренироваться под руководством человека

Последствием насилия в тренировке становится ненависть к процессу тренировки – и это в мире, где обучение новому и умение справляться с разными ситуациями является базой для выживания. Если к ненависти к тренировки прибавляется еще и другая проблема, восстановить собаку становится крайне сложно. К счастью, сейчас зоопсихологам помогает идея развивающих игр, которые позволяют собаке работать самостоятельно и отчасти улучшить свое состояние (см. пример выше).

Нарушение контакта с хозяином

Во время дрессировки через насилие страдает контакт с хозяином. Собака видела, что хозяин всё время был рядом, но не помог ей. Наоборот, он поддерживал насилие инструктора. Мало того, его поведение в отношении собаки стало жёстче. Плохой контакт создаёт лавину проблем, включая страх оставаться одной (см. цитату выше).

Страхи и фобии

Эти две проблемы появляются от того, что при жёсткой дрессировке собака неминуемо переживает довольно сильный стресс. У неё могут сложиться негативные ассоциации с самыми разными предметами и явлениями, часто очень неожиданными.

Например, если в собаку бросали гремящие банки, у неё может развиться страх различных звуков. Она может начать бояться листьев, людей определённого вида, заборов и т.д. – то есть чего-то, на что было случайно направлено её внимание во время получения негативного стимула. Понятно, что чаще всего объектом страха становятся другие собаки и люди.

На площадках приучают к новым стимулам, как правило, способом перегрузки. То есть, собаку ставят в ситуацию, когда она должна испытать очень сильный стимул, к которому её хотят приучить. Но в 50% случаев собака не привыкает к стимулу, а, наоборот, начинает бояться его ещё больше. Так, многие собаки после стрельбы, пережитой в непосредственной близости, начинают бояться выстрелов, а то и громких звуков вообще. Если собака боится других собак, её помещают в их непосредственное окружение и силой удерживают до состояния изнеможения. Далее в 50% случаев её страх перед сородичами усиливается. Грамотное приучение к новым стимулам происходит постепенно. Оно начинается с приучения к слабому варианту стимула, а потом стимул усиливают. Во время приучения постоянно следят за тем, чтобы собака была как можно более расслаблена. Её напряжение выражается сигналами примирения. Если собака не травмирована каким-то стимулом, такое приучение проходит очень быстро. Терапия фобии какого-то стимула, наоборот, требует много усилий и не гарантирует стопроцентного успеха.

Гиперактивность и подавленность

Гиперактивность и подавленность - две реакции организма на сильный хронический стресс. Собаки одного типа впадают в состояние повышенной активности (гиперактивности), а собаки другого типа становятся, наоборот, слишком пассивными. Вывести собаку из этих состояний крайне сложно.

Так, решение проблемы гиперактивности требует больших затрат сил, времени и высокого профессионализма. От хозяина тут потребуется круглосуточная (!) максимальная наблюдательность и умение правильно (успокаивающе) реагировать на сигналы собаки. Требуется также умение правильно организовать режим жизни животного, постоянно быть начеку дома и на прогулке. И всё это в течении нескольких месяцев, пока уровень гормонов стресса собаки не снизится до нормы. Так как гиперактивность – это состояние хронического стресса, она выражается не только в повышенном уровне активности, но и в целом ряде проблем поведения, включая реактивность, деструктивные реакции, агрессию, проблемы со здоровьем. Поэтому в России, где уровень развития кинологии в целом очень низкий, гиперактивные собаки чаще всего не доживают до своего исцеления.

Ответьте себе на вопрос: насколько вам важно послушаться «общественного мнения» и дрессировать собаку там, где из неё сделают калеку?!

Кинология выходит на новый уровень

С критикой насильственной кинологии в России выступает всё больше людей. Всё чаще можно встретить жалобы об отвратительных действиях инструкторов. В соцсетях существуют даже специальные группы, где сотни людей открыто жалуются на деяния «кинологов» и даже высмеивают их.

В стране набирает силу альтернативное движение – за здоровую кинологию, а, вернее, за область деятельности, которую вообще можно называть кинологией. Кинология – это часть биологии, которая занимается поведением собак – его изучением и модификацией.

Тренеров, чьи знания полностью соответствуют состоянию биологии XXI века, в России пока мало. Но их становится всё больше, так как выпускается специальная литература, появилась возможность обучаться у ведущих тренеров мира через интернет или заграницей.

Любой человек может почерпнуть базовые кинологические знания даже из обычной научно-популярной литературы: грамотная кинология основана на простых биологических законах. Интересно, что добрая кинология – это всего лишь расширение врождённого доброго отношения к животным, которое присуще каждому нормально развитому человеку. Именно это отношение положило начало дружбе человека и собаки более 30 тысяч лет назад. Сейчас такое отношение укрепляется за счёт того, что мы узнаем о собаках всё больше. По всему миру ученые проводят исследования собак, которыми они обмениваются на научных конференциях, например, на Canine Science Forum.

***

Процесс обновления кинологии проходит во всех развитых странах, начиная с 70х годов XX века. В то время на кинологической сцене появились два ученых и тренера, которые поставили своей целью избавиться от насильственной дрессуры путем создания методик тренировки положительными методами. Один из них – Йен Данбар, США, а другой – Андерс Халлгрен, Швеция. Разница между ними была связана с уровнем научных знаний в странах, где они жили. В США был более популярен механический подход, заложенный еще Б.Ф. Скиннером, а в Европе большое влияние оказал подход Конрада Лоренца, основанный на попытке как можно глубже проникнуть во внутренний мир животного. В ходе развития научных исследований собак, европейский подход начал приобретать всё большую популярность в мире, отодвигая механику на задний план.

Для многих людей началом новой кинологической жизни стало знакомство с книгой Тюрид Ругос «Диалог с собаками – сигналы примирения», которая вышла в 1998 году. Эта книга рассказывает о том, что в состоянии напряжения собаки показывают специальные сигналы (зевание, отворачивание, повороты головы, нюхание земли и другие). Сигналы примирения имеют множество функций. С их помощью собаки сообщают другим о своем состоянии и успокаивают друг друга и себя самих.

Сигналы примирения научили нас наблюдать за собакой. Мы попытались понять, что она чувствует, каковы её желания и потребности. Научившись наблюдению за собаками, мы начали замечать их эмоции, выражение боли и стресса. Мы даже заметили у собак проявление аналитических способностей. Исследования разума собак и их личностных качеств, их характеров, постепенно превратилось в отдельную область научных исследований.

Из письма тренера с Украины: «Книга Тюрид Ругос стала для меня открытием. Я впервые поняла, что собаки – это не механические существа, что у них богатый внутренний мир».

К 2015 году усилиями ученых, тренеров и владельцев из разных стран кинология превратилась в интереснейшую и полностью безнасильственную область деятельности человека. Она постепенно привлекает всё больше людей, так как открывает путь к новым методам тренировки. Мало того: у нас появились возможности эффективнее кооперировать с собаками и привлекать их ко всё большим видам деятельности. Например, в настоящее время собаки участвуют в десятках видов поиска, в новых видах канистерапии, в новых видах спорта – которые не калечат, а оздоровляют собак. Преобразилась также область зоозащиты.

Как мы видим в новой кинологии, собаки легко выучивают навыки послушания без армейских накруток, особенно если мы тренируем их между делом, по несколько минут в день. Остальное время мы посвящаем развивающим занятиям – играм на контроль эмоций, поисковым играм, играм на смекалку, на улучшение контакта, интересным прогулкам, занятиям собачьей физкультурой и т.д. Существует целый класс упражнений на приучение к медицинским процедурам и на успокоение. Мы стараемся наблюдать поведение своей собаки, её сигналов, и стараемся создать хороший эмоциональный контакт.

Для обучения собак были созданы новые концепты курсов. Такие курсы комбинируют развивающие занятия, тренировку основных навыков послушания в их современном виде, обучение хозяев навыкам наблюдения собаки и общения с ней.

Но в России таких школ почти нет. Мы собрали для вас список кинологов, которым мы доверяем, на сайте www.dogfriend.org, раздел «Тренеры». Книги с новыми методиками вы найдёте на сайте www.shop.dogfriend.org.

Постарайтесь как можно больше изучить собаку. Тогда вам будет проще отличить хорошего кинолога от плохого.

Основные отличия:

  • квалифицированный кинолог работает с собакой в шлейке, на длинном поводке или вообще без амуниции;
  • он никогда не прикасается к собаке, чтобы сформировать ее поведение. Все общение идет голосом и жестами.
  • во время тренировки собака обязательно делает успехи на каждом занятии;
  • он никогда не ищет причину проблемы в стремлении собаки доминировать и не решает её вопросом лидерства;
  • он никогда не дёргает собаку за поводок, не советует наказывать её;
  • его тон в отношении собаки всегда дружелюбен.
  • он хорошо владеет своим телом и двигается осознанно, не насилуя собаку своими неуклюжими движениями.

Жестокие инструкторы: кто они? Психологическая справка

Жестокое отношение к животным – это нанесение им вреда. С точки зрения психологии и нейробиологии, к жестокости склонны люди, которые пережили сильнейшие травмы (в первую очередь, жёсткое воспитание). Психические травмы нарушили развитие их мозга. Это значит, что у таких людей, в первую очередь, снижены уровень эмпатии и аналитические способности. Психологи также отмечают ухудшение свойств памяти, снижение контроля эмоций, снижение способности к обучению и снижение интереса к новому. Эти люди часто депрессивны, легко впадают в состояние агрессии. Им нередко кажется, что кто-то поступает им назло. У них нарушена способность выстраивать теплые отношения с другим человеком. Брать на себя вину они не склонны: для них виноватыми всегда являются другие – как люди, так и животные. Особенное место в мире жестокости психологи выделяют личностям психопатического и нарциссического склада.

В «традиционной» кинологии таких людей очень много. Это определяет идеологию многих кинологов. Откуда иначе могли взяться несуразные правила типа «собака должна»? Откуда иначе взялось бы твёрдое убеждение, что собаку необходимо наказывать, что собака что-то «делает назло», что собака «должна выполнить команду с первого раза»? Почему они не хотят признавать, что собака – это умное животное, в котором уже заложена мотивация к обучению и послушанию? Почему они считают, что ее надо давить болью и страхом? И т.д.

Многие инструкторы внушают людям противоречивые вещи. С одной стороны, они считают, что собаки не чувствуют боли. Но тогда почему эти же люди для воздействия на собаку используют именно средства причинения боли? Если, по их мнению, собака тупа, то почему ей приписывают какие-то заумные интриги по завоеванию лидерства в семье?

В мире «традиционной кинологии» собака чаще всего выступает не как любимый друг, а как любимый козёл отпущения, с помощью которого психически больные люди снимают своё внутреннее напряжение. Их психика работает по принципу: чем больнее ты сделаешь другому, тем легче станет тебе самому. Тогда не лучше ли оградить этих людей от собак – и заняться их лечением?

Эта мечта посещает меня каждый раз, когда такие люди встречаются мне на пути. Они сами – или их слишком прилежные ученики. Недавно мне встретилась пара – девушка и мексиканская голая. Девушка интенсивно дёргала собаку за поводок при каждом её движении в сторону, била её ногой и вздёргивала, чтобы поднять из положения сидя. Эта сцена отравила мне весь последующий день. Если такие сцены с собаками встречаются постоянно, то получается, что жизнь нормального гражданина превращается в сплошной поток негатива. Я не говорю уже о том, что общественный порядок нарушают именно психически искалеченные собаки: они затевают драки и даже убийства сородичей, воют из окон, чрезмерно лают, кусаются или просто портят прогулку своим асоциальным поведением.

Заключение

К сожалению, на актуальном уровне развития общества мы не можем создать закон о защите животных, где для жестоких кинологов не будет исключений (в актуальной версии закона о преступлениях кинологов нет ни слова).

Мы можем только распространять идею о том, что жестокая кинология кинологией вовсе не является.

Мы можем также принять и другие меры.

Если приглашенный инструктор ведет себя, как живодёр или заявляет о «доминировании» собаки, мы можем отказаться от его услуг и выгнать из дома, не оплачивая его работу.

Мы можем останавливать сцены живодерства на улице.

Но самое главное – мы можем тепло относиться к своим собакам, наблюдать, изучать их, помогать им осваиваться в мире людей. В нашем распоряжении есть достаточно литературы о собаках и о методиках их обучения.

Займитесь своей собакой сами! Тогда она будет приносить Вам больше радости!

Автор

Ольга Кажарская, издательство Догфренд

Дополнительное чтение

Дополнительная литература